Оборона Севастополя. Правда и ложь. Честь и подлость.



«3 июля 1942 г. советские войска, по приказу Ставки Верховного Главнокомандования оставили Севастополь и были эвакуированы морем... Чтобы не дать противнику возможности помешать эвакуации, части прикрытия в районе Севастополя и на Херсонесском полуострове сдерживали наступление врага, а тем временем по ночам производилась посадка на корабли». – из официальных советских источников. 

Никакой эвакуации Севастополя не было. Все, что написано об этом в книгах советского периода, от начала и до конца является откровенной ложью. 

Предыстория событий такова. 

генерал-майор Петров И.Е.
28 октября 1941 года 11-я армия вермахта под командованием генерал-полковника Эриха фон Манштейна прорвала Ишуньские позиции, разгромив при этом две советские армии. В результате через две недели немцы захватили почти весь Крым. K середине ноября Красная армия удерживала только Севастополь, который был плотно заблокирован с суши. Для обороны города советская Ставка Верховного Главнокомандования создала достаточно сильный Севастопольский оборонительный район (СОР), гарнизон которого состоял из военнослужащих Черноморского флота и Приморской армии. Начальником СОРа был назначен командующий ЧФ вице-адмирал Филипп Сергеевич Октябрьский, а его заместителем – командующий Приморской армией генерал-майор Иван Ефимович Петров

«К исходу 30 июня в составе Севастопольского оборонительного района из числа частично сохранивших боеспособность остались только 109-я стрелковая дивизия (около 2000 бойцов), 142-я стрелковая бригада (около 1500 бойцов), четыре сводных батальона, сформированных из остатков разбитых частей, артиллерийских полков береговой обороны, ПВО и военно-воздушных сил флота (до 2000 бойцов). Все эти войска, кроме стрелкового оружия, имели лишь небольшое число минометов и орудий малокалиберной артиллерии»



В действительности эвакуация Севастополя никогда не планировалась, а 30 июня, после занятия противником Корабельной Стороны, стала просто невозможной. Поэтому в ночь на 1 июля, после доклада вице-адмирала Ф.С. Октябрьского в Ставку о том, что все возможности обороны исчерпаны, несколько транспортных самолетов, а также подводные лодки Л-23 и Щ-209 вывезли с мыса Херсонес высших командиров и комиссаров Севастопольского укрепрайона. Это были генерал И.Е, Петров и штаб Сев. УР, командиры дивизий, командование флота, партийное руководство, сотрудники НКВД (всего 498 человек) плюс к ним три тонны секретных документов и драгоценностей. Той же ночью отплыли все имевшиеся под рукой исправные плавсредства. Они доставили в кавказские порты еще 304 человека, которые были взяты на борт по специальному списку. Генералы и старшие офицеры, это и есть «эвакуированные войска», а партийно-советские руководители и члены их семей — «население»! Всего 802 человека. Остальные и те, кто продолжал сражаться в периметре обороны, и раненые в подвалах и штольнях, и местные жители — все были брошены. 



Утром 1 июля улетели в Анапу последние 18 исправных самолетов, а две тысячи человек наземного персонала отправились в окопы. Командование всеми войсками в Севастополе генерал И.Е. Петров и адмирал Ф.С. Октябрьский поручили командиру 109-й стрелковой дивизии, генерал-майору П.Г. Новикову. Новиков получил издевательский приказ: «сражаться до последней возможности, после чего... пробиваться в горы, к партизанам»! Но и сам генерал Новиков вскоре бросил вверенные ему войска и скрылся. В ночь на 2 июля к мысу Херсонес прибыли 2 тральщика, 2 подводные лодки и 5 катеров-охотников типа «МО». Они вывезли еще 650 человек. Больше никакие корабли не приходили. В течение трех дней (2-4 июля) на малых судах, а также на шлюпках, разъездных катерах, даже на плотах и автомобильных камерах самостоятельно выбрались из осажденного города еще примерно 3000 человек. Часть из них (около 250 человек) перехватили вражеские катера, часть подобрали советские подводные лодки, многие погибли в море, около двух тысяч достигли Кавказского берега. Из писем ветеранов обороны последних дней Севастополя следует, что большинство из них не знало, что командование СОРа в этой поистине трагической обстановке оставляло их сражаться, чтобы выполнить свой последний воинский долг — прикрыть район эвакуации для вывоза только старшего командного состава армии и флота, которых к концу дня I июля было собрано на 35-й береговой батарее 2000 человек. 

Результат пошуку зображень за запитом "оборона севастополя"

Многие участники последнего сражения за Севастополь, как советские военнослужащие, так и немцы, и их союзники, считали, что обороняющиеся вполне могли отразить третий штурм города. Выживший снайпер из 25-й Чапаевской дивизии вспоминал: «Когда нас уже пленными гнали, немцы смеялись: «Дураки вы, иваны! Вам надо было еще два дня продержаться. Нам уже приказ дали: два дня штурм, а затем, если не получится, делать такую же осаду, как в Ленинграде!» А куда нам было держаться! Все начальство нас бросило и бежало. Неправда, что у нас мало было боеприпасов, все у нас было. Командиров не было. Если бы начальники не разбежались, мы бы города не сдали…»



Предоставленные сами себе, брошенные на произвол судьбы защитники Севастополя продолжали сопротивление в нескольких разрозненных районах вплоть до 4-го июля, отдельные группы бойцов дрались до 9-10 июля. Но «прорваться в далекие горы» не удалось никому. Основная часть героически оборонявших город солдат и матросов были обречены на смерть и плен. Это примерно 80000 (ВОСЕМЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ!!!) солдат, матросов и командиров (более 30 тысяч из них составляли бойцы Приморской армии, ранее защищавшей Одессу).

Расчет немецкой гаубицы ведет обстрел Константиновского форта, защищавшего вход в Севастопольскую бухту

В захваченном Севастополе немцам достались в качестве трофеев 758 исправных минометов, 622 орудия, 26 танков. Для утешения советских граждан и ради подъема морального духа Красной Армии Совинформбюро передало по радио, опубликовало в газетах и листовках следующее сообщение: «Зa этот короткий период немцы потеряли под Севастополем до 150 тысяч солдат и офицеров, из них не менее 60 тысяч убитыми, более 250 танков, до 250 орудий. В воздушных боях над городом сбито более 300 немецких самолетов. За все 8 месяцев обороны Севастополя враг потерял до 300 тысяч солдат убитыми и ранеными. В боях за Севастополь немецкие войска понесли огромные потери, приобрели же — руины... Никаких трофеев, ценностей или военного имущества врагу захватить не удалось». В этом сообщении все ложь. За все время осады немцы и румыны потеряли убитыми и ранеными 24110 человек (а не 300 тысяч). В составе германской 11-й армии генерала Эриха фон Манштейна, воевавшей в Крыму в 1941-42 гг., не было ни одного танка. Так что 250 «подбитых немецких танков» информаторы-пропагандисты просто придумали. В то же время потери войск Севастопольского УР за 8 месяцев обороны составили более 200 тысяч солдат и офицеров (из них около 157 тысяч безвозвратно). Черноморский флот потерял в Севастополе и возле негo от авиабомб и на минах легкий крейсер «Червона Украина», 4 эсминца («Безупречный», «Быстрый», «Свободный», «Совершенный»), 2 подводные лодки (С-32, Щ-214), ряд малых боевых кораблей и катеров. Подводные лодки А-1 и Д-6 взорвали в Севастополе свои экипажи. Кроме того, погибли 4 больших транспорта (теплоход «Грузия» и другие). 


Командующий Черноморским флотом
адмирал Ф.С. Октябрьский

Последний абзац сообщения Совинформбюро от 4 июля 1942 г. звучал так: «Слава о главных организаторах героической обороны Севастополя – вице-адмирале Октябрьском, генерал-майоре Петрове… — войдет в историю Отечественной войны против немецко-фашистских мерзавцев как одна из самых блестящих страниц». Сдачу в плен 80 тысяч бойцов правительство отметило «достойно». В 1958 г. адмирал Ф. С. Октябрьский получил звание Героя Советского Союза, стал почетным гражданином Севастополя; его именем назвали боевой корабль, учебный отряд Черноморского флота, улицу... Генерал армии И. Е. Петров в 1945 г, стал Героем Советского Союза, был награжден пятью орденами Ленина, двумя полководческими орденами... С петровских времен в Морском уставе записано: «Командир покидает корабль последним». В период первой обороны Севастополя в 1854-1855 гг. ни один из адмиралов и генералов не оставил свои войска. Даже фельдмаршал Паулюс не покинул обреченные на гибель и плен свои войска под Сталинградом, он разделил их участь.

social

Популярні публікації